zagranitsa.com
Назад

По стопам Ричарда Брэнсона: интервью с основателем первого тайского коворкинга

2 5728
По стопам Ричарда Брэнсона: интервью с основателем первого тайского коворкинг
Фото: из личного архива

HUBBA Coworking Space — знаковое место для Бангкока. Это не просто кафе с доступом в Интернет, а комьюнити профессионалов, дружная семья и по-настоящему творческое место с уникальной атмосферой. О секретах успеха нам рассказал сооснователь HUBBA Амарит Чароенпхан

Встречи с Амаритом пришлось ждать две недели — у парня плотный график и каждый час расписан. Наконец в мессенджере появилось сообщение из Бангкока: «Приезжайте, мы готовы ответить на ваши вопросы!». И вот мы сидим в тенистом саду возле особняка на одной из тихих улиц столицы. Это не загородный дом нашего собеседника, а его главный проект — коворкинг HUBBA. Здесь зарабатывают деньги, а главное — дают жизнь новым идеям.

Фото: Siamese
1

«ЗаграNица»: Здравствуйте, Амарит! Расскажите о себе.

Амарит Чароенпхан: Добрый день! Я Amarit Charoenphan, мне 29 лет, родом из Бангкока.

2

«ЗаграNица»: Где учились и какое образование получили?

А.Ч.: Я учился в Ruamrudee School. Школьником летал в Сингапур и год провел в Японии по программе обмена. Потом увлекся компьютерными играми. Правда, от программирования был далек — скорее, хотел писать сценарии. В Тайланде такими гигантами, как EA или Angry Birds, и не пахнет, и возможности осуществить мою мечту не было. Я тогда был «нердом», но до «гика» не дотягивал. После школы изучал бизнес-администрирование в Thammasat University (BBA). Отец, работавший в «Бангкок-банке», хотел, чтобы я учился аудиту вместо аккаунтинга. «Маркетинг не такая великая мудрость, сам сможешь выучить!» — сказал он.

Отец, работавший в «Бангкок-банке», хотел, чтобы я изучал аудит вместо аккаунтинга. «Маркетинг не такая великая мудрость, сам сможешь выучить!» — сказал он

3

«ЗаграNица»: Нравилось изучать такие на первый взгляд скучные предметы?

А.Ч.: Нет. Я учился без удовольствия, и вместо трех лет проторчал в альма-матер четыре с половиной года. Как мог развивал в себе предпринимательскую жилку: посещал различные клубы, семинары и тренинги, подрабатывал в продажах. Первую работу получил в британской консалтинговой компании. Восемь месяцев делал какие-то проекты, изучал бизнес-процессы, но и это было не очень интересно.

Фото: Siamese
4

«ЗаграNица»: Когда же всё изменилось?

А.Ч.: Случайно и просто: на книжной полке отца я увидел автобиографию Ричарда Брэнсона Like a Virgin. Начал читать от скуки, и книга поглотила меня. Когда перевернул последнюю страницу, четко осознал, чего хочу — воплотить свою мечту, как Брэнсон, и заработать на этом хорошие деньги.

5

«ЗаграNица»: И что вы тогда сделали?

А.Ч.: Нелогично выглядит, но устроился волонтером в некоммерческий фонд Change Fusion. Просто сделал запрос и нашел вакансию в Google. Попасть туда оказалось нелегко! Три месяца мое резюме отклоняли, а потом меня взяли на мизерную зарплату в 12 тысяч батов.

Эта работа дала мне много опыта. Мы помогали горным племенам на севере Тайланда. Они живут далеко от мегаполисов и плохо говорят по-тайски, а потому до них никому нет дела.

В итоге два года я едва сводил концы с концами, но получал огромное удовольствие от того, что делал. В 2011-м я понял: пришло время самому становиться предпринимателем. Причем бизнес мой должен помогать людям и быть масштабируемым. На дворе была эра стартапов сферы мобильных приложений. Blackberry, iPhone 3Gs, iPhone 4G — люди делали огромные деньги на этом. В Тайланде на смену 2G Интернету пришел 3G, что открыло новые возможности для IT-бизнеса. Кто хотел, становился богатым за считанные месяцы.

Фото: facebook.com
6

«ЗаграNица»: Как пришла идея запустить собственный коворкинг?

А.Ч.: Я отслеживал новые проекты и с интересом отметил бурное развитие в мире сети коворкингов — ежегодный прирост составлял от 50 до 100%. Сотни в Японии, сотни в Сингапуре… и ноль в Тайланде. Меня осенило — вот незанятая ниша в бизнесе, мой шанс! Тайцы любят западные тренды, а моего предыдущего опыта хватало для организации коворкинга. Катализатором стало сильное наводнение в Бангкоке в 2011-м. Нам с братом пришлось перебраться в Паттайю и снимать у родственников маленький дом. Сначала у нас были планы по разработке мобильных приложений. Мы работали над этим дома с помощью 2G Интернета, но поняли, что просто теряем время. Каждый раз приходилось идти в интернет-кафе или Starbucks.

Мы просто вклинились в плотный ряд модных кафе, в ареал обитания молодых хипстеров и сказали им: «Ребята, переползайте из Starbucks к нам! У нас намного лучше!»

Пять часов Интернета стоили 150 батов, я сидел в старом кресле, окруженный шумными туристами из Китая, и старался реже дышать спертым воздухом. Именно тогда я укрепился в мысли, что если ты фрилансер/стартапер, твой дом не подходит для работы, а на офис денег нет, интернет-кафе остается единственной безрадостной альтернативой.
Фото: facebook.com
7

«ЗаграNица»: Вы начинали в Паттайе, но локацией выбрали Бангкок. Почему перебрались в столицу, если в Паттайе тоже нет проблем с Интернетом?

А.Ч.: Зато здесь (в Бангкоке — прим. ред.) максимальная концентрация молодых креативных людей с инновационным мышлением.

Сначала встал вопрос района. Где люди пьют кофе и работают? В Эккамае и Тонглоре. Вот где зарыт Святой Грааль — среди модных кафе и хипстеров! Мы просто вклинились в этот плотный ряд, в ареал обитания молодых людей и сказали им: «Ребята, переползайте из Starbucks к нам! У нас намного лучше!».

8

«ЗаграNица»: Особняк и прилегающий сад замечательны! Как нашли такое удачное место?

А.Ч.: Мы выбирали из 20 разных объектов. Прошло три месяца, и владелец особняка поставил условие: «Или вы решаетесь в течение месяца, или отдам под ресторан!».

У места чувствовался потенциал, но денег катастрофически не хватало. Тогда мы с братом продали всё — золото, часы, акции. Обратились за помощью к родителям, и отец, настоящий банкир, выдал нам заем. (Смеется.) Параллельно искали инвесторов. Так насобирали на аренду и ремонт, а остальное решили приобретать уже после запуска.

Фото: Siamese
9

«ЗаграNица»: Как рекламировали проект?

А.Ч.: Мы попробовали дать рекламу в BK Magazine. Заплатили за нее 20 тысяч батов, а с купонами пришло двое. Итог: по 10 тысяч батов за каждого посетителя, и от рекламы в печатных изданиях мы отказались навсегда. К счастью, все наши клиенты активные пользователи соцсетей, а потому маркетинговый бюджет HUBBA — это почти целиком оплата Facebook.

10

«ЗаграNица»: Когда пришла первая прибыль?

А.Ч.: Целый месяц мы наблюдали, как люди заходят, смотрят и... идут дальше. Но однажды на пороге появились двое парней из нового стартапа. Причем девелоперы остались в Срираче, а продажники заработали миллионы тут, работая в HUBBA. Они принесли нам первые ощутимые деньги, а позже стали соинвесторами HUBBA.

Фото: facebook.com
11

«ЗаграNица»: Зарабатывая миллионы, можно позволить себе офис. Почему людям нравится коворкинг?

А.Ч.: Эти ребята не собирались сидеть в «коробочке». Они выбрали HUBBA именно из-за возможности коммуницировать с другими профессионалами. Тогда я понял, что ценность коворкинга не в помещении и не в оборудовании — их можно скопировать, — а в людях, идеях и проектах, рождающихся здесь.

12

«ЗаграNица»: Всё-таки ваша цена сопоставима с арендой офиса. У вас есть система скидок?

А.Ч.: Для групп от трех человек у нас действуют скидки. Мы ведем предметный разговор: нужна ли отдельная комната, проектор, каков бюджет. Но для фрилансеров 3 тысячи батов в месяц — небольшая плата. Плюс вы избегаете контрактов на аренду, оплаты парковки, электричества, воды, Интернета и можете гибко регулировать затраты. Убрали двоих из группы — платите меньше. Наш ценник не меняется уже четыре года: мы понимаем, как нелегко сейчас зарабатывать.

13

«ЗаграNица»: Что было самым сложным для вас?

А.Ч.: Коворкинг — это сочетание гостинично-ресторанного бизнеса и IT. Я был просто доброжелательным парнем и понятия не имел, что делать, если засорился туалет или упала скорость Интернета. Пришлось учиться решать простые бытовые вопросы.

Фото: facebook.com
14

«ЗаграNица»: Кстати, как поступили с Интернетом?

А.Ч.: У нас оптоволокно 100 Мбит от True и CAT Telecom на подстраховке. Мы следим за потреблением трафика, и пользователи еще никогда не выбирали более 30% пропускной способности канала. Но если увидим ощутимый рост, перейдем на более дорогой план.

15

«ЗаграNица»: Бизнесмены в Тайланде жалуются на бюрократию. У вас были проблемы с этим?

А.Ч.: Официально мы интернет-кафе. Никого из работающих здесь мы не нанимаем, и фрилансеры не отбирают заработок у тайцев. Проблем с проверяющими органами у нас нет.

16

«ЗаграNица»: Поговорим о бизнесе и чиновниках. Как на вашей работе отразился период нестабильности?

А.Ч.: Иногда фрустрацию у меня вызывает политическая обстановка в Тайланде. Не так уж плохо прошли эти два года, но когда Тайланд был охвачен протестами, никто не хотел работать здесь над стартапами.

Дали рекламу в журнале, а с купонами пришло двое. В итоге мы навсегда отказались от продвижения в печатных изданиях

С другой стороны, нам нужна поддержка государства. Гранты, как в Сингапуре и Малайзии. То, что в Тайланде сейчас есть, делают чиновники для стартаперов, а не стартаперы для стартаперов. А потому всё медленно и неэффективно. От чиновников нам нужно, чтобы всё работало быстрее, чтобы они понимали наши потребности, убрали к черту все препоны. Вы не можете остановить прогресс, и чем больше пытаетесь всё контролировать, тем меньше выгоды для экономики получите.
Фото: facebook.com
17

«ЗаграNица»: В России бизнесмены часто идут в политику. Вы не думали о такой перспективе?

А.Ч.: Отличная особенность IT-бизнеса — власть или связи не выступают важными условиями успеха. Предпринимателям нужны инвестиции, хорошая команда, оригинальная идея и грамотная рекламная кампания. IT-бизнес строится на таланте! Человек, влиятельный здесь, бессилен в Малайзии, Индонезии, Японии, не говоря уже о более далеких странах. Глобальным посредником для меня быть интересней, чем местечковым политиком.

18

«ЗаграNица»: Какие цели ставите перед собой?

А.Ч.: Мы уже четыре года работаем, а куча людей до сих пор понятия не имеет о коворкинге! Занятий и семинаров, которые проходят у нас, недостаточно. Наша миссия — создавать IT-ученых: людей, в которых Тайланд остро нуждается.

19

«ЗаграNица»: Смотрю, вы пользуетесь бумагой для заметок?

А.Ч.: Ричард Брэнсон научил меня, что идеи нужно записывать на бумаге. Да, есть риск потерять блокнот, но зато при ошибке в решениях можно восстановить весь ход мыслей и понять, откуда начать заново.

20

«ЗаграNица»: В чем вы еще старомодны?

А.Ч.: Я страстный кофеман и часто тащу интересных людей в кофейню. Именно там выслушиваю их истории и стремления. Поэтому мы с моей девушкой на днях открываем кофешоп. Зарабатывать на том, что любишь — проверенный рецепт. (Смеется.)

21

«ЗаграNица»: Вы планируете расширение. Как тогда будете набирать управленцев?

А.Ч.: Видите замечательных девушек, работающих у меня? Я набирал их в то время, когда никто понятия не имел о коворкинге. Теперь они натренировались и выросли профессионально. Естественно, они станут управленцами в новых проектах.

Фото: facebook.com
22

«ЗаграNица»: Какое место в вашей жизни занимает религия?

А.Ч.: Я только что вернулся из монашества в Чиангмае. Каждые три года ухожу в монахи на 21 день. Я ежедневно молюсь, концентрируюсь на важных и простых вещах, стараюсь сохранить внутренний покой несмотря на житейские бури.

23

«ЗаграNица»: И совсем не верите в счастливые приметы?

А.Ч.: У меня есть несколько амулетов. Сак янт я не делал, а приметы придуманы людьми. Единственное, чему я следую — учение фэн-шуй. Да-да, наш коворкинг полностью оформлен в соответствии с рекомендациями мастера фэн-шуй!

Во время монашества я столкнулся с существами из другого мира — привидениями, духами, называйте как хотите. Так случается, если вы много медитируете, внимательны и чувствительны. Это дало мне интуицию в бизнесе.

Фото: facebook.com
24

«ЗаграNица»: Возможно, в Тайланде скоро заработают казино. Пойдете?

А.Ч.: Нет! У меня бывают сны «на удачу», но в играх я невезуч. В лучшем случае выиграю 50 долларов и тут же их проиграю. Гадалки мне говорят не играть в казино или лотерею.

25

«ЗаграNица»: Как распределяете время между работой и семьей?

А.Ч.: Каждый должен находить время для семьи, но у меня пока не получается. Я работаю по 16 часов — с восьми утра до полуночи. Это единственная проблема в моих отношениях с будущей женой.

Фото: Siamese
26

«ЗаграNица»: Но вы можете себе позволить исчезнуть на 21 день, чтобы побыть монахом?

А.Ч.: Это было проверкой, достаточно ли устойчив построенный мною бизнес. Мои заместители с честью выдержали испытание!

Для тайцев материальные ценности значат очень много. Нет собственного дома и BMW — ты не успешен, нет известности — ты не успешен. Но я не участвую в этих крысиных бегах. Монах научил меня: когда осознаешь, что тебе достаточно имеющихся благ — ты богат. Мы должны избегать давления общества

27

«ЗаграNица»: Если не коворкинг, чем займетесь?

А.Ч.: Чем-то, что позволит помогать людям, извлекая из этого прибыль. Я уже осознал, что имею достаточно — у меня есть дом и машина. Обед беру на работу из дома. Я трачу на еду около 100 батов в день, так что могу заниматься, чем хочу, и быть счастливым.

Возвращаясь к Ричарду Брэнсону: он распродал свои активы и занялся благотворительностью, меценатством и поддержкой разных проектов.

Фото: Siamese
28

«ЗаграNица»: Что делает вас счастливым?

А.Ч.: Когда чей-то стартап взлетает до небес, и люди приходят поблагодарить меня и HUBBA за возможности. В эти моменты я по-настоящему счастлив, ведь их успех — это мой успех!

НАПЕЧАТАТЬ

Смотрите также:

Комментарии (2)

c
Гость
c 6 лет назад Гость Фрилансер

Опять всё в деньги и в работу,как и с тем иностранцем-предпринимателем,в одной из последних публикаций на этом ресурсе. У которого не было свободной минуты на отдых и жизнь. Жене и детям такой муж-отец не нужен. Друзья тоже не видят его,если работает по 16 часов в день. Получать счастье от чужих успехов..ну-ну... Получать счастье нужно от своих. Не вник он в слова монаха, ибо работает круглосуточно! И жена всю жизнь будет страдать или ходить налево.

0
Ответить
c 6 лет назад Гость Игорь Гость Фрилансер

Билл Гейтс тоже в молодости был одержимым работой. А потом (когда стал состоятельным) у него всё наладилось - уже не приходилось самому всё делать. А сейчас он может ничего не делать и получать миллиарды и заниматься благотворительностью.

0
Ответить
Еще 0 ответов комментарии